+7 495 979-22-55, +7 495 729-43-43
понедельник—пятница, c 09:30 до 19:30
Москва, ул. Нагатинская, 16, ТЦ «Конфетти», офис 3-5-Б
Доверие и Стабильность

ВС запретил назначать повторную экспертизу под видом новой

18.04.2019

ВС запретил назначать повторную экспертизу под видом новой

Два круга с одной проблемой

Георгий Мирзоян* дал в долг Владимиру Зайцеву * 150 млн руб. Заём был подтвержден договором от 10 апреля 2014 года. Зайцев должен был вернуть деньги не позже чем через пять месяцев, а также платить проценты – 12% годовых. По условию договора, при нарушении срока выплаты процентов более чем на 20 дней Мирзоян мог потребовать возврата денег и процентов за фактический срок пользования займов. Так он и сделал, когда до 20 мая 2014 года не получил проценты.

Мирзоян подал в суд, требуя взыскания всей суммы задолженности, а также дополнительно 11 млн руб. Зайцев настаивал, что деньги предназначались на совместный бизнес и проценты надо снизить. Таганский районный суд Москвы частично удовлетворил иск, взыскав основной долг и снизив взыскания по процентам, но в апелляции решение не устояло: Мосгорсудотказался удовлетворить требование. Дело дошло до ВС, где дело направили на новое рассмотрение (№ 5-КГ17-89) в том числе из-за того, что апелляция в нарушение закона приняла новые доказательства и провела экспертизы. Причем назначили не только почерковедческую экспертизу договора, но и техническую экспертизу давности документа, несмотря на небольшие сроки, прошедшие с момента заключения договора до рассмотрения спора в суде. Спор рассмотрели по второму кругу, и снова он дошел до Верховного суда. 

В Мосгорсуде при очередном рассмотрении дела не учли выводы, сделанные ВС ранее: оба раза проблемой становилась экспертиза договора.

Экспертизы разные, вопрос один

По ходатайству Зайцева апелляция в 2015 году назначила комплексную судебно-почерковедческую экспертизу и техническое исследование документа. Ее проведение поручили НП «Федерация судебных экспертов», АНО «Центр Криминалистических Экспертиз». Но, засомневавшись в результатах, суд назначил повторную экспертизу в другой организации – РФЦСЭ при Минюсте России. Оценивая второе заключение, в суде допросили экспертов, которые объяснили, что методики определения разницы во времени изготовления лицевой и оборотной стороны листов договора займа не существует. 

Но суд решил, что заключение неполное. В результате тому же центру при Минюсте поручили дополнительную экспертизу. Однако вопросы, которые предстояло разрешить эксперту – тому же, что и в прошлый раз, – не изменились. Это были те же вопросы, на которые они не смогли ответить ранее, то есть фактически экспертиза была повторной. Тем не менее на этот раз специалист пришел к выводу о недоказанности факта передачи денег, указав, что подписи на документе появились раньше, чем текст, а значит, документ смонтирован. При этом эксперт указал, что вопрос о монтаже документа поставил сам. Он самостоятельно на него и ответил. Определенной методики по вопросу нет, указал эксперт, но логика, основанная на специальных познаниях и выявленных технических признаках, позволила прийти к указанным выводам.

ВС, изучив ситуацию, увидел в ней нарушение законодательства (дело № 5-КГ18-248). Коллегия под председательством судьи Михаила Жубрина указала, что апелляции следовало обратить внимание на то, что допэкспертиза фактически была повторной и ее провел тот же эксперт. Дело ушло в третий раз на новое рассмотрение в апелляцию (на момент написания материала не рассмотрено).

Частые проблемы экспертизы

Судебное решение не обязательно следует выводам экспертизы. Так должно быть, поскольку экспертное заключение, как и любое другое доказательство, не имеет заранее установленной силы. Однако судебные юристы с трудом вспомнят решения, где выводы суда не строились бы в основном на выводах экспертного заключения, замечает адвокат Дмитрий Макаров, партнер Интеллект-С .

«Следуя этому правилу, суды часто назначают судебную экспертизу именно с целью хоть как-то обосновать решение, уже сложившееся при первом ознакомлении с заявленными требованиями или возражениями. Примерно по такому пути пошёл состав суда апелляционной инстанции в рассматриваемом деле: не найдя иных доказательств позиции ответчика, судьи попытались «восполнить объемом», – считает Макаров.

При этом типична ситуация, когда суду приходится назначать повторную или дополнительную экспертизу. Часто проблема в том, что эксперты сами проявляют инициативу и переформулируют вопросы суда. И тогда в экспертном заключении появляются ответы не на те вопросы, которые относятся к предмету доказывания, а на те, которые удобны эксперту, говорит Макаров.

Эксперты пытаются отвечать на вопросы права, например о виновности лица, и на вопросы, которые относятся к исключительной компетенции суда. И задача судебного юриста – выявить такие нарушения, оценить их влияние на результат судебной экспертизы и сделать соответствующее процессуальное действие, предупреждает партнёр «Интеллект-С».

Другой причиной назначения повторной экспертизы могут быть критические ошибки экспертов при оформлении результатов исследования или нарушение запрета самостоятельного получения доказательств экспертом.

Кроме того, бывает, что эксперты допускают неполноту исследования. В такой ситуации понадобится дополнительная экспертиза. Но процедура её назначения и проведения чётко регламентирована процессуальным законом, который и был нарушен в описанной ситуации.

* – имена и фамилии участников процесса изменены редакцией.

Специальные предложения: Услуга банкротства   Услуга бухобслуживания